"Естественный экономический порядок" С. Гезель

ПРЕДИСЛОВИЕ

Под обсуждаемым в этой книге экономическим порядком мы имеем в виду, что он является естественным в том смысле, что идеально "заточен" под природу человека. Но это не тот порядок, который спонтанно возникает наподобие натурального производства продукта. Таковой порядок, разумеется, НЕ существует, ибо порядок, который МЫ делаем САМИ, есть всего лишь акты нашей доброй воли, воли, которую мы осознанно стремимся воплотить в жизнь.

Доказательством того, что экономический порядок обустраивается под естество человека, служит наблюдение за развитием человечества. Экономический порядок, при котором человечество процветает, есть самый естественный экономический порядок. И является ли экономический порядок, выдерживающий этот тест, самым лучшим технически обеспеченным, предоставляет ли он самую лучшую торговую статистику - является делом второстепенной важности. В настоящем времени достаточно легко представить, что некая высокотехнологичная экономическая система может соприкоснуться с постепенным износом человеческого материала. Однако, и это может быть просто воспринято как само собой разумеющееся, экономический порядок, при котором человечество процветает, и должен быть технически совершенным. Для человека, в конечном итоге, всё это произойдёт только при совершенной работе человека же. "Человек - есть мера всех вещей", включая экономическую систему, при которой он живёт.

Процветание человечества, т. е. всех и каждого, зависит, в основном, от того, каким образом происходит селекция возможностей (что выбирается из некоего количества возможностей) при естественных законах. Законы отбора требуют конкурентности. Ибо только через соревновательность, в основном, в экономической сфере, и происходит правильная эволюция, евгенезис. Те, кто желает опираться в своих мыслях и действиях на мнимые чудодейственные законы естественного отбора, увы, тоже должны основывать экономический порядок на конкуренции, но той, которая реально проистекает в природе, то есть, с применением того "оружия", которым владеет природа... за исключением всех привилегий. Успех в конкурентной борьбе должен тогда единственно определяться врождёнными характеристиками, ибо только таковыми являются причины успеха, "вложенные" в потомство и добавленные к общим характеристикам человечества. Дети должны наследовать сей успех. Но не через деньги, не через бумажные привилегии, а через способность, силу, любовь и мудрость своих родителей. Только в результате этого мы можем однозначно утверждать, что у нас есть надежда, что человечество, спустя какое-то время, стряхнёт с себя бремя прирождённых черт, данных нам первочеловеками и тысячелетиями неестественного отбора - отбора, искажённого деньгами и привилегиями. И только таким образом мы можем надеяться на то, что превосходство покинет руки избранных, а человечество, ведомое самыми лучшими своими сыновьями, может продолжить свой подъём к святым целям без перерывов и встрясок.

Но у экономического порядка, который мы собираемся обсуждать, есть другое требование к естественному порядку вещей.

Чтобы процветать, человеческие существа должны быть способны всегда, при любых обстоятельствах, так вести себя и так поступать, как естественно своей человеческой природе. Человек должен являться кем-то, а не просто притворяться, что он представляет из себя то-то и то-то; он должен идти по жизни с высоко поднятой головой и говорить правду, не боясь навредить себе этим или впасть в затруднение. Искренность не должна оставаться привилегией бесстрашных героев. Экономический порядок должен так быть встроен в жизнь, чтобы человек мог сочетать в себе искренность с самой высокой степенью экономического успеха. А зависимость в экономике должна касаться лишь вещей, а не людей.

Если человек свободен поступать так, как естественно его натуре, его религии, обычаям его народа и закону для защиты самого себя, то его жизнь с экономической точки зрения ВЫНУЖДАЕТ его действовать по-другому: человек ведёт себя как эгоист тогда, когда он подчиняется импульсу самосохранения, вложенного в него природой. Если злое деяние конфликтует с религиозными устоями, и, если человек, несмотря на это, морально благоденствует, то его религиозные воззрения должны быть строго проверены на предмет того, а является ли злом то дерево, которое приносит добрые плоды. Мы должны избегать удела христианства, где выходом является попрошайничество и полное разоружение в экономическом плане (перед другой экономической силой) просто в силу некоей логической предпосылки, мол, быть жадным греховно - ибо результатом будет лишь одно: он сам и его потомство пройдут весь путь естественного отбора. Гуманность будет работать всуе, если самые лучшие сыны человечества приносятся в жертву. Евгеническая селекция есть процесс ровно наоборот. Лучшим сынам человечества должно быть позволено развиваться, потому что только в силу этого мы можем надеяться на то, что неисчерпаемые богатства, заложенные в человеке, будут выявлены наилучшим образом.

Поэтому для отдельного человека естественный экономический порядок должен быть основан на его собственном интересе. Экономическая жизнь болезненно требует от воли человека совершения таких поступков, которые входят в противоречие с его врождённой леностью; в частности, требует от человека сильных импульсов, а ведь единственным импульсом, который обладает достаточной силой и постоянством, является наш эгоизм. Экономист, который сводит дебет с кредитом, имея в виду действие голого эгоизма, подсчитывает всё правильно. Поэтому христианские заповеди не должны переводиться в экономическую жизнь, где следствием их применения будет голое лицемерие. Духовные нужды возникают лишь только после того, как удовлетворены животные и материальные нужды, а экономические усилия направлены на удовлетворение животных и материальных нужд только. Было бы абсурдно начинать работу с молитвы или чтения поэмы. "Матерью всех полезных ремёсел является необходимость; матерью же всех искусств является изобилие", - сказал Шопенгауэр. Другими словами, мы умоляем, когда голодны, и молимся, когда сыты.

Экономический порядок, основанный на эгоизме, ни в коем случае не входит в противоречие с самыми высокими духовными запросами, которые и предохраняют нас, людей, от исчезновения. Напротив, такой порядок даёт нам возможности для альтруистических поступков, предоставляет нам средства для этого. Он укрепляет альтруистические импульсы тем, что позволяет их делать и завершать. При любой другой экономической системе человек будет отсылать нуждающегося в помощи в страховую компанию, а больных родственников - в госпиталь, государство же сделает любую личную помощь ненужной. При таком порядке, мне кажется, много хороших и человеческих импульсов будет просто утеряно.

В естественном экономическом порядке, основанном на эгоизме, каждый должен быть уверен, что всё происходящее есть прямое следствие затраченного им труда, а также, что он может так это всё конвертировать во что угодно, как ему выгодно и удобно. Каждый, кто найдёт удовлетворение в том, чтобы делиться заработанным, доходом, урожаем с бедняком - может делать это. Никто не требует от него таких поступков, но и никто их не запрещает. Сказано, что самым жестоким наказанием для человека, которое только можно представить, является постановка его перед теми, кто кричит о помощи, тогда как он эту помощь им предоставить НЕ МОЖЕТ. А ведь именно к такой кошмарной ситуации мы приговариваем друг друга, если начинаем строить нашу экономическую жизнь не на эгоизме, а на любом другом основании; если мы не позволяем каждому из нас добровольно отдавать из результатов собственного труда то, что он думает, может помочь другому. Чтобы успокоить гуманиста-читателя, можно отметить, что настроение публики и самопожертвование более всего процветают, когда экономическую ситуацию увенчивает успех. А сам дух такого самопожертвовывания есть только один из результатов чувства собственной защищённости, а также власти всех тех, кто знает, что им можно вверять и доверять общее настроение. Мы можем также отметить, что эгоизм не следует смешивать с себялюбием. Последнее - есть порок близоруких. Мудрые люди знали, знают и будут знать, что их собственные интересы лучше всего обеспечиваются процветанием всех окружающих.

Под "естественным экономическим порядком" мы подразумеваем, следовательно, такой порядок, при котором люди конкурируют между собой на равных, причём с помощью тех инструментов, которые им предоставила сама природа, такой порядок, при котором руководство попадает в руки самых достойных и умелых именно для руководства, такой порядок, в котором привилегии уничтожены, где отдельный человек, подчиняясь импульсу здорового эгоизма, идёт прямо добиваться своей цели, не размениваясь на сомнения, чуждые экономическому порядку, не преодолевая их, потому что у него достаточно оснований думать о них вне экономической деятельности.

Одно из условий этого естественного порядка выполняется в нашей нынешней, полной злоупотреблений экономической жизни. Нынешняя экономика основана на эгоизме, а его технические достижения, которых никто не отрицает, являются гарантиями эффективности и нового порядка. А вот другого, самого важного условия ЛЮБОГО экономического порядка могущего быть названным естественным - наличие равных возможностей в экономической борьбе - надо ещё достигнуть. Осмысленная и конструктивная реформа должна быть направлена на подавление всех привилегий, которые могут сфальсифицировать результаты конкуренции. Вот что является целью двух фундаментальных реформ, которые описываются далее: свободная земля и свободные деньги.


продолжение ВСТУПЛЕНИЯ

В оглавление